Высокие дозы витамина С внутривенно лечат рак

Опубликованы свидетельства того, что внутривенное введение витамина С эффективно уничтожает раковые клетки, однако механизм такого действия еще не понятен. Не ясны также перспективы разработки этого способа лечения несмотря на обнадеживающие результаты.

Группа исследователей из университета штата Канзас в феврале 2014 г. опубликовала в журнале Science Translational Medicine интересные результаты ограниченных испытаний действия высоких доз витамина С на клетки раковых опухолей в лаборатории и при внутривенном введении. Испытания проводили на трех моделях раковых клеток: на лабораторной культуре клеток раковой опухоли яичника, на лабораторных мышах, у которых получали экспериментальные опухоли и на 22 пациентах. Исследователи обнаружили, что лечение с помощью витамина С эффективно уничтожает раковые клетки и не оказывает отрицательного действия на здоровые клетки организма. По мнению исследователей, опубликовавших сенсационную статью, этим терапия витамином С отличалась от обычно применяемых химиотерапевтических средств, которые воздействуют как на раковые, так и на здоровые клетки, оказывая более выраженное действие на опухолевые клетки только за счет того, что они активно делятся и растут и поэтому более чувствительны к повреждающему действию химиотерапевтических лекарств.

Fruits sources of Vitamin CВ медицине американского континента повышенное внимание к витамину С замечено еще в 70-х годах прошлого столетия, когда Линус Паулинг, химик из университета штата Орегон, был активным сторонником лечения витамином С многих болезней. В российской медицине также часто назначают витамин С (в виде аскорбиновой кислоты или аскорбата кальция) в качестве поддерживающей витаминной терапии при многих заболеваниях, в том числе при лейкозах. Особенность клинического исследования, недавно проведенного в университете штата Канзас, состоит в том, что витамин С вводили внутривенно. Известно, что витамин С, принимаемый через пищеварительный тракт, действует как антиоксидант, защищая клетки от повреждающего воздействия радикалов, содержащих свободных кислород. При внутривенном введении витамин С может оказывать другое действие, которое требует дальнейшего изучения.

Несмотря на обнадеживающие результаты, медики из университета Канзаса не склонны к оптимизму. Они полагают, что крупные фармацевтические компании не станут проводить клинические испытания и изучение механизма действия витамина С при внутривенном введении в качестве потенциального онкологического средства. Витамин не может быть запатентован, и поэтому не может принести сверхприбыль фармацевтическим гигантам. Однако без широких и дорогостоящих клинических испытаний государственная регистрация нового способа лечения рака невозможна. О проблеме, связанной с отсутствием интереса к патентованию некоторых новых лекарств крупными фармацевтическими компаниями мы уже писали на нашем сайте. Из-за барьера в законодательстве здравоохранения стран развитого капитализма появление дешевых лекарств для лечения важнейших болезней по-прежнему остается под вопросом.

Автор admin Категория Патенты и рак, Рак - Теги: , , Комментарии отключены
30 Июль

Невеселые истории вокруг дихлорацетата

Внимание больных раком во всем мире привлекло обнаружение в 2007 г. сильного противоракового действия давно известного лекарства дихлорацетат.  Здесь на сайте уже была заметка про это вещество («Не патентуется? Спасибо, не надо.»)  Фармацевтические компании не спешат вкладывать деньги в его регистрационные испытания, в связи с чем разгораются страсти вокруг этого простого вещества с интригующими свойствами.

Difficult for consumptionДихлорацетат (DCA) по фармакологическому действию является ингибитором фермента киназы (активатора) пируватдегидрогеназы.  В научной литературе существует мнение, что подавление этого фермента ведет раковые клетки к гибели.  В течение нескольких лет возникло мелкое кустарное производство по синтезу, продаже и рекламе этого средства, как магических таблеток для лечения рака. Привлекательность этому веществу придает и то, что химическая формула его проста и не может быть запатентована.  Научные журналисты полагают, что фармацевтические гиганты не хотят знать об этом замечательном средстве, поскольку не будут иметь прибыль от его испытаний и продаж.  Отсутствие клинических испытаний не позволяет оценить побочные эффекты от применения этого лекарства.  Поэтому в интернете оно продается как средство только для животных, хотя никто не верит этой уловке.

По данным британского журнала НьюСайнтист, Управление по продуктам питания и медикаментам США (FDA) запретило продажу DCA на главном сайте, посвященном этому средству – www.buydca.com.  Создатель этого сайта Джим Тассано, Калифорния, утверждает, что DCA купили более чем 2000 человек, и никто не жаловался на серьезные побочные эффекты.  Ранее FDA разместило на сайте предупреждение: «Продажа субстанций для лечения рака противоречит законодательству США, пока они не будут разрешены FDA».

Хасим Габер возраст 22, Эдмонтон, Канада, был признан виновным в продаже поддельных лекарств через интернет.  В течение октября и ноября 2007 г. его жертвами стали 65 человек в США, Канаде, Великобритании, Бельгии и Нидерландах. Габер продавал DCA с сайта под названием DCAdvice.com. 10 грамм стоили 23,68 доллара, 20 г – 45,52 и 100 г – 110,27.  Лабораторные исследования показали, что продаваемое лекарство содержит крахмал, декстрин, лактозу, но не содержит DCA.  Габер также был обвинен в продаже 800 копий пиратских программ.  Он был задержан в 2009 году в Германии и экстрадирован в Соединенные Штаты, где предстал перед судом. Ему грозит до 20 лет тюремного заключения и штраф до 250 000 долларов.  Интересно, что на своем сайте Габер ссылался на разрешение на продажу от Университета Альберта, где в 2007 г. были обнаружены замечательные свойства DCA.

Автор admin Категория Патенты и рак - Теги: , , , Комментарии отключены
13 Февраль

Не патентуется? Спасибо, не надо.

По мнению одного из авторов британского журнала НьюСайнтист (New Scientist) давно известный лекарственный препарат Дихлорацетат (DCA) – это анти-раковое лекарство с огромным потенциалом, но без прибыли для фармакологических компаний. Здесь приводится реферат этой статьи.

Некоторые из противо-раковых лекарств появляются после лучшего понимания того, как развивается болезнь. Другие работают такими механизмами, которые мы не понимаем, и они дают нам свежий взгляд на проблему. Редко можно найти такое лекарство, которое годами ждет своего разрешения к применению и в то же время предполагает эффективное лечение всех форм болезни.

Waiting for miracleЭто лекарство – простая небольшая молекула, называемая дихлорацетат (ДХА = DCA). Исследования в Канаде, проведенные Эванделосом Мичелакисом в Университете Альберта в начале 2007 г., показали, что оно обладает замечательными противораковыми свойствами. И это еще не все! Механизм действия этого лекарства также вызывает восхищение.

В 1930 м году биохимик Отто Варбург предположил, что клетки становятся раковыми путем изменения способа получения энергии. В норме для обеспечения энергией клетки полагаются на специальные органеллы, называемые митохондриями. Раковые клетки переключаются на процесс, называемый гликолизом, который происходит внутри самой клетки. Это неэффектфивный процесс, используемый также бактериями, а также бегунами – марафонцами, когда кислорода в организме не хватает.

Удивительно, что Варбург нашел, что раковые клетки продолжают использовать гликолиз даже тогда, когда кислорода в достаточном количестве. Исследователь утверждал, что этот факт, сейчас называемый эффект Варбурга, является определяющей особенностью раковых клеток. Однако идея не прижилась возможно потому, что другой знаменитый биохимик Ханс Кребс считал, что эффект Варбурга был только симптомом рака, а не его исходной причиной. Это скептическое отношение было усилено тем, что раковые клетки переключаются на гликолиз только потому, что их митохондрии не работают.

Со времен Варбурга многое в метаболизме клетки стало известно гораздо лучше благодаря тому, что наука не стоит на месте. Организм человека живет и функционирует засчет энергии, получаемой от потребления продуктов питания. Питательные вещества расщепляются на короткие молекулы, которые при соединении с кислородом выделяют энергию. Элементарная порция энергии в организме запасается в виде молекулы АТФ – энергетической разменной монеты, которая затем отдает энергию в нужном месте для процессов жизнедеятельности клетки. В нормальных клетках сжигание питательных молекул и формирование АТФ происходит в сложно устроенных органеллах – митохондриях. Это высокоэкономичный процесс, позволяющий клеткам эффективно использовать питательные вещества. Однако в раковых клетках митохондрии по какой-то причине повреждаются и не могут работать как энергеические станции клетки. Поэтому такая клетка переключаются на гликолиз – реакцию, при которой в просвете клетки расщепляется молекула глюкозы с образованием одной молекулы АТФ. Это неэффектфивный и расточительный процесс. При гликолизе образуется молочная кислота, которая разрушает коллагеновый матрикс, который соединяет клетки между собой. Такие ненормальные клетки покидают свое место и могут перемещаться в организме, образуя раковые опухоли в других частях тела – метастазы.

У митохондрий, как недавно обнаружили ученые, есть еще одна важная роль. Они запускают процесс апоптоза – естественной гибели клетки. Если митохондрии повреждены, то клетка становится бессмертной, то – есть раковой.

Вернемся к дихлорацетату, который использовался многие годы для лечения больных с митохондриальными болезнями, редкими расстройствами обмена веществ в организме. Это лекарство усиливает способность митохондрий вырабатывать энергию. Когда оно поступает в раковые клетки – происходит то же самое: по-видимому, митохондрии в раковых клетках не повреждены безвозвратно. И даже более того, работающая митохондрия помогает убить эти измененные раковые клетки. Это происходит из-за того, что восстановление работающих митохондрий отключает «бессмертие» раковых клеток.

Когда Мичелакис испытывал это лекарство на культуре раковых клеток, содержащихся в лаборатории, они погибали. Этот эффект был обнаружен по отношению к клеткам раковой опухоли легких, рака груди, рака головного мозга. Дихлорацетат не повреждал нормальные клетки. Когда это лекарство добавляли в воду, которую пили крысы с привитыми человеческими раковыми опухолями – опухоли значительно уменьшались. Получается, что Варбург был прав – гликолиз представляет собой что-то бльшее, чем просто симптом раковых клеток.

Интереснее всего то, что дихлорацетат выглядит как потенциальное противораковое средство. Оно дешевое, не повреждает нормальные клетки, мы хорошо знаем его побочные эффекты, и оно должно быть эффективно по отношению ко всем видам рака. Но есть одна проблема: это старое лекарство и оно не может быть запатентовано. Никакая фармацевтическая компания не захочет финансировать дорогостоящие клинические испытания без получения эксклюзивных прав производить и продавать лекарство.

Эта проблема не нова. Многие лекарства лежат на полках потому что компании не могут получить от них большую прибыль. Это случилось с лекарствами от болезней, которыми болеют бедные люди в развивающихся странах, таких как туберкулез, хотя сейчас и увеличивается сотрудничество между правительствами, благотворительными организациями и коммерческими компаниями для работы в этом направлении. В отличие от них рак – это болезнь богатых, и испытания дихлорацетата потребуют совершенно исключительных усилий.

Можно побиться об заклад о том, что фармацевтические компании приложат все усилия к тому, чтобы найти патентуемое соединение с таким же механизмом действия, как у дихлорацетата. Каждое из них, попавшее на рынок, будет очень дорогим. Но получится скандал, если дешевое альтернативное средство с такими замечательными свойствами не получит своего шанса просто потому, что оно не принесет достаточно большую прибыль.

24 Март

Конец патентованию генов

29 марта 2010 г. суд Нью-Йорка принял решение, что патент на два гена, связанных с раком груди, является недействительным.

Chamber of justice 2Декларируя, что гены не могут быть запатентованы, поскольку они на самом деле являются творением природы, а не изобретением, Окружной суд Соединенных Штатов Южного округа штата Нью-Йорк определенно посеял сомнения в том, что патенты, выданные на 2000 с лишним генов человека – около 20% от всего их числа – являются действительными.

Американский Союз Свободных Граждан (ACLU), который подал в суд на этот патент вместе с Фондом Народных Патентов, заявил, что эта победа могла бы предостеречь держателей патентов на гены от использования их для обогащения путем монополизации таких химических соединений как ДНК, которые встречаются в природе, и поэтому не могут квалифицироваться как изобретения, подлежащие патентованию. “Геном человека, как и структура крови, воздуха или воды, была обнаружена, а не создана” – сказал Крис Хансен, поверенный юрист, работающий с Американским Союзом Свободных Граждан.

Патенты, против которых было открыто судебное производство, пытались застолбить варианты двух генов BRCA1 и BRCA2, которые повышают вероятность развития рака груди у женщин. Компания Мириад Дженетикс, Салт Лэйк Сити, штат Юта, разработала и запатентовала диагностические тесты, которые позволяют врачам определить женщин на стадии риска проверяя, появились ли у них эти варианты генов.

Американский Союз Свободных Граждан и организации, поддерживающие его, включая Американское Общество Генетики Человека и Американскую Медицинскую Ассоциацию, настаивали на том, что такие патенты никогда не должны присуждаться, потому что эти гены являются естественными или натуральными. Они аргументируют это тем, что женщины могут могут отказаться от теста, если они или их лечащий врач не смогут позволить себе это тестирование из-за ограниченных средств. Приобретя эти патенты, компания Мириад получила возможность воспрепятствовать разработке более дешевого или бесплатного варианта этого теста, и заблокировала исследования, направленные на разработку других дешевых версий подобных тестов.

Суд поддержал главный довод Американского Союза Свободных Граждан в оспаривании патента о том, что эти гены являются продуктом самой природы. “В связи с тем, что заявленная изолированная часть ДНК не значительно отличается от натуральной ДНК в том виде, в каком она существует в природе, она представляет собой субстанцию, которая не может быть объектом патентования.” – сказано в решении суда. “Очистка натурального продукта без какого-либо изменения не может сделать его патентуемым объектом”- утверждается в документе.

Тем не менее суд не поддержал мнение Американского Союза Свободных Граждан, что в присуждении патента на продукт естественной природы Агенство Патентов и Торговых марок США нарушило конституцию Соединенных Штатов.

Это решение суда явилось последним в долгой череде споров по поводу патентоспособности генов, которая началась в 1991 г., когда журнал Нью Сайнтист выяснил, что Национальный Институт Здоровья США подал заявку на патентование генов. Гены BRCA были в центре ряда заявленных генов, хотя с тех пор были запатентованы тысячи других генов. Решение Американского суда явилось эхом события 2004 г., когда Европейское Патентное Агенство аннулировало патенты компании Мириад на оба этих гена. Решение суда США теперь подвергает сомнению действительность всех патентов на гены, и оставляет открытым вопрос возможны ли какие-либо пути коммерциализации диагностических тестов и способов лечения, основанных на человеческих генах.

Автор admin Категория Патенты и рак - Теги: , , , , , , Комментарии отключены
16 Март